Дружба начинается с тушенки...

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Дружба начинается с тушенки...

Сообщение автор 77asv в Пт Ноя 20, 2015 4:26 pm

Дружба начинается с тушенки...

Сергей Алексеев


Малыш и Карлсон, Винни-Пух и Кролик.
Их пример лишний раз доказывает,
что дружба будет гораздо прочнее,
если хотя бы у одного есть что пожрать.
( из интернета)


 
Целяк следил за этим терпилой уже неделю. Тот всегда приходил в торговый центр четко, как по часам. В пустом здании уже нечем было поживиться, но он все равно туда щемился, будто на хату, где можно на халяву засинячить. Находился лошара там недолго, обычно из укромного места осматривал площадь перед супермаркетом, а потом уходил. Целяк даже знал, зачем тот сюда приходит, но вот убежище его найти никак не мог.  Как ни старался за ним следить, тот всегда исчезал в развалинах, словно привидение.
   Хотелось жрать, и Леня Целищев, по прозвищу Целяк, начинал злиться. Его бесконечно бесило все это попадалово. Неделю назад он сумел прирезать тощего пса, но как не старался мясо растягивать, оно уже заканчивалось. Псина сильно хромала, поэтому не успела от него тогда убежать, а вот другие ее собратья оказались очень осторожны и агрессивны, так что с каждым днем становилось все трудней добывать себе жратву. Вообще, по своей натуре Леня был шарящим. Поэтому продержался так долго во всей этой шняге, что случилась год назад.
  Под шапкой и в паху куснуло одновременно. Целяк яростно зачесался, беззвучно матеря безмозглых насекомых на своем теле. Педикулез, мать его! Да, он знал такое слово, не свойственное его образованию. Слышал раньше в школе-интернате от тамошней медички. И  на память он не жаловался, так что мудреное словечко не раз помогало блеснуть эрудицией. Особенно перед интернатовскими телками, которые слушали его открыв рот, когда прокатывал по их ушам. Из-за пристрастия к одноклассницам его и прозвали Целяк, а не из-за фамилии. У многих девах из старших классов интерната он был первооткрывателем, чем несказанно гордился.
   Прошмыгнув мимо сгоревшей иномарки, Целяк проверил одно местечко. Ага, как он и думал: пустых банок прибавились, а терпила опять скрылся в развалинах, пока он чесал свои многострадальные кокушки. Этот лошара всегда, когда появлялся на улице, скидывал в одно и тоже укромное место бытовой мусор. И если в упаковках из-под галет никогда не было крошек, то в консервных банках всегда оставался либо налет жира, либо запах ананасового компота. Целяк провел грязным пальцем по внутренней стороне банки, сунул его в рот и застонал от удовольствия:
— Ммм... Тушняк!
 Сглотнув мгновенно образовавшуюся слюну, он пробормотал:
— Ничо-ничо, по-любасу я тебя выкуплю.
 Вылизав банки, Целяк направился к своей лёжке у торгового центра. Днем терпила опять туда придет, и он начнет все сначала. Он упертый. Иначе не прошел бы столько километров к своей цели. Правда до нее еще топать и топать.
***
       Коротавший ночь в киоске «РосПечать», Целяк проснулся от несвойственного для этой местности шума. Зябко кутаясь в ватник, он осторожно выглянул из-за прилавка  и увидел, как на площадь перед супермаркетом выкатила какая-то мудренная сепирдулетка с антеннами. Если не путал, то это была БРДМ, хотя в армии-то он и не успел послужить. Но то, что военная шняга, понял сразу. Слишком зеленое и пятнистое оно было, хоть и весьма потертое. А вот появившиеся из чрева броневика люди на военных походили мало. Чересчур разношерстые были на них шмотки, совсем не похожие на форменную одежду регулярной армии. А уж Целяк знал, как выглядят вояки — в его городе стояла часть стройбата.
  Наблюдая за поведением пришлых, Целяк сразу просек весь расклад. Мужик, за которым он следил, зачем-то рассылал по рации сообщения об этом торговом центре, вот эти уроды и приперлись сюда. Целяк и сам-то пришел лишь потому, что услыхал эту объяву по радио. Еще когда приближался к городу, у моста через местную речушку обнаружил одну расстрелянную тачилу. По внешнему виду было понятно, что недавно она передвигалась своим ходом. В надежде отыскать что-нибудь полезное, он забрался в салон, но кроме осколков стекла, следов крови и бесполезной автомобильной вонючки ничего не нашел. Аккумулятор был еще рабочим, и Целяк, включив радио, тупо тыкал в кнопку автоматического сканирования частот. Тогда-то и услыхал:
— Всем кто меня слышит! Если есть в этом городе выжившие, приходите к торговому центру «Армада»! Я смогу обеспечить едой и водой!
  Он даже подпрыгнул от такой новости. Кто-то нахаляву собирается раздавать хавчик? Надо стопудово навестить эту хату. Только подачки ему не нужны. Западло. Он свое и так возьмет… все возьмет!
  И вот теперь, нашлись еще желающие на эту добычу. Не бывать этому! Пусть у Целяка из оружия только нож и обрез с одним патроном, он не позволит этим быкам пощипать его терпилу. Не по понятиям это, он первый его нашел! Правда, о понятиях этих Целяк знал не точно, но раньше слыхал от своих дружков о том, что они существуют. А те общались с братками отмотавшими срок на зоне, и раз они сказали, то так оно и есть. Вот только объяснять пришлым сейчас про свои понятия он не собирался. Осторожно выскользнув из киоска, пополз в том направлении, откуда приходил "его" лошок.
    Новых банок в укромном месте не появилось, значит и терпила еще не приходил. Целяк спрятался за бетонной плитой, сжавшись в комок и приготовив обрез. В этом положении желудок не так урчал от голода, а последнее собачье ребро он обглодал еще перед сном, так что завтракать было нечем. Оставалось надеяться на терпилу. Когда тот придет выбросить мусор, он его тепленьким и возьмет.
***
   Арсений Сигизмундович Штамп закрыл дверь и осторожно выглянул из-за плиты. Шикарный особняк не выстоял во время Большого Песца, но его обломки отлично замаскировали запасной вход в убежище. Придирчиво осмотрел окрестности, тщательно прислушиваясь к любым мало-мальски подозрительным звукам. Но вокруг, как обычно, было тихо. Подхватив пакет с мусором, он спокойно пролез в ту щель под плитой, что соединяла два разных мира.
  Наступившая весна позволила Арсению Сигизмундовичу относительно свободно выбираться в город, не опасаясь, что кто-то найдет его убежище по следам на снегу. Из-за этого он всю зиму безвылазно и просидел под землей. Правда, ему было грех жаловаться. Для зимовки у него были все условия, теплые, комфортные и безопасные. И самое главное —  сытные, не зря ведь оборудовал целый склад под домом. Сейчас он постепенно избавлялся от того мусора, что скопился за долгие зимние месяцы, и каждый день ходил к "Армаде", в надежде встретить хоть одну живую человеческую душу, с которой можно перекинуться не парой слов, как с его попугаем Корнелием. Тот знал всего двадцать слов, а новые упорно отказывался учить.
  Когда в прошлом году внезапно нагрянул Большой Песец, и весь мир накрылся его белой шкуркой, у Арсения был выходной. Точнее, он захворал и решил в тот день отлежаться, отгородившись от забот и проблем своей «унитазной», как выражалась жена, империи. Состояние Штамп сколотил, к слову, на сантехнике вообще, но острая на язык благоверная все равно расставила акценты по-своему. Большой поклонник теории выживания, попросту сурвайверства, он давно обустроил под своим домом отличное убежище, позволявшее в автономном режиме просуществовать пару лет. Это при условии, что жить там будет не один и не свихнется от одиночества. Но жена, со своими дочками от первого брака, укатила в Лондон, любовница в постели выклянчила поездку на Мальдивы, а охрану он отпустил. Когда наступил Песец, даже решил сначала, что кто-то устроил на него покушение и, схватив Корнелия, спрятался в убежище. А с попугаем, как говорится, каши не сваришь. Хотя, вот если использовать его как основу для бульона...
 Выбросив мусор, Арсений собирался отправиться к торговому центру. Но как только звякнули банки, из-за кучи строительного хлама и торчащей из него бетонной плиты вывалился крупный комок грязной одежды, через секунду принявший человеческий облик.
Вообще Целяк мечтал о более эффектном появлении, но немного задремал. Услышав шум, стремительно сорвался с места, но запнулся обо что-то спросонья. Неуклюже растянулся в ногах у Арсения Сигизмундовича, с немалым изумлением взирая на дуло блестящего револьвера, неизвестно как появившегося у того в руке.
  Недоуменно моргая и проклиная неудачный день, Целяк не нашел ничего лучше, как спросить:
— Братуха, есть че закурить?
— Сорок пятый калибр устроит? — важно поинтересовался Штамп.
— Че? — не понял Целяк.
— Патрон в очё! Какого хрена тут ползаешь, бомжара? — сделал страшное лицо Арсений Сигизмундович и  для пущего эффекта взвел курок.
— Э! Не-не-не, братух, не стреляй! Я ж без задней мысли тут хилял!
— Да ну? – деланно удивился Арсений и пнул лежащий радом с Целяком обрез. — А этим ты в зубах ковырял что ли?
— Да ты че братан! Сам же знаешь, что тут без шпалера нехер делать! Опасно же!
 Арсений Сигизмундович счел убедительной такую отмазку и опустил револьвер. Курок, правда, оставил взведенным.
— Вставай, а то простудишься.
— Ага, ага.
  Целяк неуклюже перевернулся на живот, встал на четвереньки и лишь потом осторожно поднялся во весь рост. Скосив взгляд на обрез, что уже осматривал его терпила, спросил:
— Так есть че закурить?
— Есть, — Арсений Сигизмундович кинул Целяку пачку дорогих сигарет и небрежным взмахом руки остановил его, когда он собрался, было, вернуть пачку обратно. — Оставь себе.
— Благодарю, братуха.
— А чего в стволе один патрон? Экономишь?
— Типа того, — кивнул Целяк, млея от вкуса сигареты, накатившего головокружения и разливающейся по конечностям слабости. Не курил он уже давно, и никотин сейчас заново завоевывал его организм. Зато Целяку было хорошо. Словно и не было тех дней, когда он мучился без курева.
— Так ты куда-то шел? — поинтересовался Арсений Сигизмундович, с целью увести бомжару подальше от убежища. — Давай провожу? Я в город иду.
  Целяк понял уже, что его изначальный план провалился, и нужно срочно придумать новый. Только сразу вскрывать карты он не собирался и решил пока блефовать. В крупной игре это обычно помогало.
— Не, я туда не пойду, — отказался Целяк. — Палево.
— Чего? — в свою очередь не понял Арсений Сигизмундович.
 Наслаждаясь сигаретой, Целяк присел на землю и поджал под себя ноги.
— Короче, слушай, братуха. Если ты тоже хиляешь в "Армаду" на сигнал, то это палево.
— Какой сигнал? — "включил дурачка" Штамп.
— А ты че, не в курсах? Я думал ты знаешь... Кто-то созывает всех у "Армады", обещает хавчик и воду. Я туда пришел — жрать больно хочется, а там никого нет. А сегодня приехал танк, и оттуда выпрыгнули терпилы со шпалерами. У входа оставили лошару какого-то, а сами зашкерились. Танк потом уехал. Сто пудов ждут того, кто сигнал шлет.
— С чего ты так решил? — напрягся Арсений Сигизмундович.
— Да я сам слыхал. Чувак на танке своим сказал, чтоб маякнули, и он примчится. А ждут того, кто шлет сигнал. И лошара тот, типа приманки.
— Занятно, — Штамп задумался.
 Если бомжара говорит правду, то кто-то очень предприимчивый решил получить всю прибыль сразу, захватив того, кто шлет сигнал. Конкуренция в тренде и после Большого Песца? Ну ничего, с задачками и посложней справлялся, иначе не нажил бы свои миллионы. Конечно, такой вариант он тоже просчитал, поэтому и указал в сообщении точку сбора у торгового центра "Армада", а не вблизи от своего убежища. Людям доверять никогда нельзя. Это вам не попугаи...
— Заработать хочешь? — спросил Штамп у Целяка, уже приняв решение.
— Че делать-то надо?
— Да все просто. Иди к "Армаде" и следи за теми, кто там спрятался. Вечно они там сидеть не будут. Как уйдут, придешь сюда, оставишь тут знак. Например, кирпичи пирамидкой сложишь.
— Это ты, что ли, сигнал шлешь? — Целяк решил брать быка за рога сразу.
— Нет. С чего ты взял? — дезинформировал того Штамп.
— А зачем тогда тебе надо знать, когда они свалят?
— Ну... не хочу попасть по ошибке в чью-то ловушку.
— А чем башляешь? — подозрительно прищурился Целяк, не просекая пока всего расклада.
— Ты же есть хотел. Еду я тебе дам.
— И курево! — внес Целяк свои условия в формирующийся договор. — И часть авансом! А то я ноги протяну с голодухи, и ты ничего не узнаешь.
— А в тебе есть коммерческая жилка, — улыбнулся Штамп. — Умеешь партнера на место ставить.
— А то! — Целяк гордо задрал подбородок. — Среди пацанов был в авторитете, а ботаны дружно ссались.
— Крутяк! — подражая жаргону собеседника ответил Штамп. — Ладно, ты покури пока, я сейчас.
  Пока Целяк сообразил, Арсений Сигизмундович, как и раньше, скрылся в развалинах. Появился минут через десять и протянул пакет. Целяк, стараясь не уронить достоинства, заглянул внутрь. Увиденное его устроило: две банки тушенки, несколько пачек галет, банка с цветастой этикеткой, и пачка сигарет. Собираясь уже важно кивнуть, соглашаясь с условиями сделки, Целяк почувствовал как его снова кусают в самое сокровенное место. Стиснув зубы и сжав ноги, он напрягся. Штамп, с интересом наблюдающий за реакцией своего нового компаньона, увидев изменения мимики на лице, насторожился и поспешил успокоить:
— Потом получишь все в двойном размере.
 Целяк важно кивнул, одновременно прислушиваясь к щекочущим передвижениям насекомых по его телу. Блин, вот придет лето — капец им всем. Ток надо бритвенный станок еще у терпилы выпросить. И шампунь! И все, что будет на нем кудрявиться или топорщиться, пойдет без сожаления под нож! Ну… или почти все.
— Лады, братуха! — Целяк резко поднялся, сильно сдерживаясь, чтобы не почесаться, и направился к торговому центру. — Скоро ты свою инфу получишь.
  Арсений Сигизмундович смотрел вслед своему новому знакомому и размышлял. В принципе, этот бомж такой же человек, как и он сам, только из другой социальной прослойки. Это раньше он на таких не обращал внимания, а оказывается, они не хуже тех бизнес-партнеров, с которыми приходилось когда-то вести дела. Этот может даже честнее и благородней, ведь ему не нужно пускать пыль в глаза, чтобы его больше уважали. И раз он смог целый год выживать в этом подобии мира, то может быть очень полезен. Значит, опыт у него соответствующий. Поговорить с таким можно о чем угодно, и он не будет отвечать заученными фразами, как Корнелий. Хотя, с другой стороны, потребительская сущность человека заставит и за тушенку играть роль, способствующую получению полезных профитов.
  Скрывшись с глаз Штампа, Целяк первым делом от души почесался. Сбил, так сказать, оскомину, с зудящих до невозможности причиндалов. И тоже задумался. Каким бы этот терпила ни был лохом, почему-то он к нему начинал чувствовать уважение. Наверное, за то, что тот вел себя как нормальный пацан: дерзко и уверенно. И за базар отвечает: сказал даст пожрать — выполнил. С таким можно дела делать. Правда, нужно постараться расположить к себе этого терпилу, чтобы у того было желание подогревать хавчиком, и тогда, если он будет экономить и жрать через раз, то сможет собрать себе кое-какой провиант для продолжения пути в Воркуту, к дяде. Там, по слухам, остался хоть какой-то порядок. Ну, а пока, нужно потрудиться.
Так, где там эти уроды, что решили подловить его кореша?

77asv

Сообщения : 2
Очки : 6
Репутация : 0
Дата регистрации : 2015-09-02

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Дружба начинается с тушенки...

Сообщение автор Admin в Вс Ноя 22, 2015 11:02 pm

Забрал на вычитку

Admin
Администратор

Сообщения : 55
Очки : 97
Репутация : -1
Дата регистрации : 2015-06-22
Возраст : 22
Откуда : Пос. Кузьмоловский

Посмотреть профиль http://elshurnalperecrrov.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения